Применение легкого танка Pz.38(t) немецкой армии в операции «Барбаросса» часть 1

В операции «Барбаросса» принимали участие 17 немецких танковых дивизий. Шесть из них были вооружены чехословацкими танками: 6‑я танковая – Pz.35(t), остальные – Pz.38(t). Как известно, на 22 июня 1941 года на Восточном фронте было сосредоточено около 3680 танков и штурмовых орудий. А так же резерв Главного командования Вермахта 2‑я и 5‑я танковые дивизии. Таким образом, Pz.38(t) составляли 17 % танкового парка Германии того периода.

Четыре танковых дивизии (7‑я, 12‑я, 19‑я и 20‑я) входили в состав 3‑й танковой группы генерала Гота (группа армий «Центр»), 8‑я танковая действовала в составе 4‑й танковой группы генерала Гёпнера (группа армий «Север»).

3‑я танковая группа нанесла главный удар по стоявшим вдоль границы частям 126‑й и 128‑й советских стрелковых дивизий. Немецкие войска имели на этом участке многократное превосходство в людях и абсолютное в танках. Поэтому в первый же день советские стрелковые дивизии, так и не успев развернуться, были смяты и начали отходить на северный восток. Немецкие танки захватили мосты через Неман. И днём 22 июня устремились к г. Алитусу.

На этом направлении достойный отпор немецким частям в первый день войны дала 5‑я танковая дивизия 3‑го механизированного корпуса Красной Армии. Дивизия Красной Армии занимала оборону на восточной окраине. Во второй половине дня 22 июня к Алитусу подошла 7‑я немецкая танковая дивизия. На правом берегу Немана развернулся встречный танковый бой. С советской стороны в нём принимало участие значительное количество средних танков Т‑34 и Т‑28. Большинство советских средних танков Т- 28 было сильно изношено и по этой причине использовалось для ведения огня с места. Однако остановить немецкое наступление не удалось. 5‑я танковая несла большие потери, не хватало горючего и боеприпасов, была нарушена связь между частями и подразделениями, которые ночью стали отходить на Вильнюс.

Встречный танковый бой под Алитусом 22 июня 1941 года это первое столкновение такого рода в Великой Отечественной войне. Командование немецкой 3‑й танковой группы в своём докладе в штаб группы армий «Центр» дало этому бою следующую характеристику: «Вечером 22 июня 7‑я танковая дивизия вела крупнейшую танковую битву за период этой войны восточнее Олита (так в немецком документе – прим. авт. ) против 5‑й танковой дивизии. Уничтожено 70 танков и 20 самолётов (на аэродроме) противника. Мы потеряли 11 танков».

Следует отметить, что в этом докладе немцы указали только свои безвозвратные потери, а у советской стороны – общие. Учитывая, что на один безвозвратно потерянный танк приходится три ‑ четыре подбитых. Общие потери 7‑й танковой дивизии составили 40 – 50 боевых машин. Однако поле боя осталось за немецкими войсками. Немецкая армия отремонтировало большинство повреждённых танков и вновь ввели их в строй. Танки Советской армии были повреждены и захваченные противником. И автоматически попадали в разряд безвозвратных потерь.

Несмотря на большие потери, советские войска оказывали противнику ожесточённое сопротивление. Об этом можно судить по следующим фактам. По состоянию на 10 сентября 1941 года в строю 7‑й немецкой танковой дивизии осталось 62 танка Pz.38(t). Безвозвратные потери при этом составили 59 машин. На эту же дату в 8‑й танковой дивизии имелось 78 боеготовых Pz.38(t) и безвозвратно потеряно 20 танков. В 12‑й танковой дивизии на 26 августа оставалось в строю 42 Pz.38(t) и 47 машин этого типа были уничтожены. На 25 августа в 19‑й танковой числилось в строю 57 исправных Pz.38(t) и безвозвратные потери  составляло 21 танк. А в 20‑й дивизии было в строю 52 танка и безвозвратные потери составляли  37 танков.

Тем не менее, 3‑я танковая группа продолжала продвигаться вглубь советской территории. Через Ржев, Калинин и Клин её танки наступали на Москву, охватывая столицу с севера. В конце ноября 1941 года подразделения 56‑го танкового корпуса 6‑я и 7‑я танковые и 14‑я моторизованная дивизия. Наносили удар в слабое место обороны советских войск – стык между 30‑й и 16‑й армиями и вышли к каналу Москва – Волга.

Боевая группа под командованием полковника Мантойфеля (6‑й стрелковый и 25‑й танковый полки) в ночь на 28 ноября завладела мостом в Яхроме. Закрепилась на правом берегу канала и начала продвижение в сторону Дмитрова, где находились армейские штабы. Командующий 1‑й ударной армией генерал‑лейтенант В. И. Кузнецов бросил против прорвавшихся немецких танков единственную реальную силу это бронепоезд № 73 войск НКВД по охране железных дорог. В состав бронепоезда входили броневой паровоз и два мото броневых вагона Д‑2, вооружённые двумя 76‑мм пушками каждый.

Выйдя к мосту, бронепоезд открыл огонь. Сразу же загорелись три танка Pz.38(t), остальные открыли огонь прямой наводкой. Для более успешного маневрирования и увеличения сектора обстрела командир бронепоезда капитан Ф. Д. Малышев приказал отцепить один мото броневой вагон и вывести его на параллельный путь. Теперь немецким танкистам приходилось вести огонь по двум целям. Им удалось подбить броневой паровоз, а один мото броневой вагон был вынужден отойти к Дмитрову.

После быстротечного ремонта он вернулся на поле боя, который продолжался до темноты. Немцы потеряли в этом бою 12 танков, 24 автомашины и не менее 700 солдат и офицеров. 29 ноября контратакой 123‑го и 133‑го отдельных танковых батальонов, 29‑й и 44‑й стрелковых бригад при поддержке артиллерии немцев удалось отбросить на западный берег канала. 30 ноября, истощив свой наступательный потенциал, противник на этом участке перешёл к обороне.